Развитие творческих способностей


Конечно можно много говорить о талантах и одаренности и тому подобной чуши, но толку от этого не будет.Есть множество курсов как развить творческие способности у взрослых, вы даже возможно посещали их.Может быть, вы даже чему-то научились, но есть ли у вас внутренне ощущение творца?

У кого-то конечно есть, но у большинства будет лишь обида, самоедство, да самосожаление что я весь такой не творческий и быть творческим мне не дано (не тем родился).

В результате в сердце поселяется тоска и грусть, да чувство обделенности.

В душе он хочет творить, но умом понимает что «не его» это.

А весь секрет в том, что каждый человек рождается с творческими способностями, но со временем, окружение людей, общество, родители и друзья форматируют человека таким образом, что он забывает и забивает свои творческие способности очень глубоко и становится «как все».

Ведь мы неоднократно слышали высокие фразы о том что каждый человек создан по образу и подобию Бога, что каждый человек любим Богом и так далее.

Но почему же тогда такая несправедливость?

Если все созданы по образу и подобию Бога, то почему одни творят легко и радостно, а другие пробиваются сквозь бетонные стены?

Неужели тот, кто создал людей такой садист, что заставляет своих детей страдать и плакать?

Я думаю нам тут откровенно врут.

Занимаясь духовными практиками не 1 и не 2 года, я пришел к выводу что то, что мешает нам проявить наш творческий потенциал, как раз и блокирует и скрывает наши творческие способности.

Они есть у всех.

Просто они скрыты под многослойными пластами нашего Эго, которыми наградило нас наше окружение.

Если убрать все эти наслоения, то творческие способности человека раскроются в полной мере (так сказать в полный рост) и человек не будет за кем-то повторять, не будет копировать, выдавая за свое, он действительно будет ТВОРИТЬ.

Заметьте как созвучны слова Творчество и Творить.

Все это один и тот же процесс.

Но пока не произошло очищение и освобождение, человек вынужден довольствоваться скудными осколками своего творчества или смотреть на работы других, сожалея что ему это «не дано».

Все дано.

Просто нужно уметь и знать как это взять и наилучшим образом в этом помогает Тета-хилинг.

И когда произойдет высвобождение творчества, для вас не будет никакой разницы чем вы занимаетесь: рисование, музыка, бизнес …

Все это будет одним непрерывным творческим процессом, приносящим вам огромное наслаждение и радость от самого процесса творчества.

Очистить себя от этих шкурок, скрывающих ваш творческий потенциал и сложно, и просто одновременно.

Здесь нужно очень сфокусированное внимание.

осознанное внимание

Нам нужно перестать растрачивать свое внимание во внешнем мире и обратить свое внимание на себя, внутрь себя.

И осознавать все то, что у вас там происходит.

Все мысли, страхи, желания и стремления.

Это все то, что скрывает ваше творчество.

Все это не что иное, как наша с вами запрограммированность.

Почему бывает у людей приходят одинаковые мысли?

Да просто все люди запрограммированы одним и тем же обществом.

Конечно могут быть некоторые видоизменения, но в большинстве программы одни и те же.

Поэтому нам нужно находить эти все неэффективные программы, осознавать их.

Ведь если вы не знаете что вам мешает, то как вам это убрать?

Как найти неэффективные программы?

Наблюдайте себя, свои мысли. Отслеживайте все движения своего ума.

Поначалу это может быть трудно и больно.

Вас может шокировать какие мысли обитают в вашем уме.

Но для очищения это необходимо сделать.

Ваш ум, как дикий жеребец, будет прыгать с одного на другое. Но вы все равно возвращайте его назад к наблюдению.

И попытайтесь пройти к корню мысли.корень мысли

Корень мысли — это та самая корневая программа в вашем сознании, которая и создала ваш страх или неуверенность, или что-то еще.

Но тут кроется главная опасность: не вовлечься в разворачивающийся сценарий.

Не позволяйте уму захватить и закрутить вас.

Но и не подавляйте ваш ум.

Важно быть наблюдателем.

Как в кино. Вы видите действия на экране, но вы всегда знаете, что это всего лишь кино, а вы зритель и можете в любой момент взять и уйти.

Также и в наблюдении за собой.

Не начинайте сразу резко и много.

Начните с 5 минут в день. И постепенно повышайте.

Например первую неделю вы наблюдаете 5 минут в день, вторую 6 и так далее.

Когда вы сможете наблюдать 30 минут и более, вы уже заметите что стали спокойней и уравновешенней.

А в течение дня, увидев неэффективную мысль, записывайте ее на бумажку, в телефон …

Главное зафиксируйте ее.

А во время вечернего сеанса наблюдения уже попытайтесь воспроизвести ощущение этой мысли и уже тогда ищите корневую причину.

Конечно это может показаться очень непросто.

Но вы не бойтесь, просто начните.

А если вам все это кажется слишком сложным, но вы хотите знать как развить творческие способности у взрослых, или успокоить ум и раскрыть свое творчество максимально быстрым и комфортным способом, приглашаю вас ко мне на сессии Тета-хилинга и Кундалини-рейки.

Мы проработаем вашу ситуацию с разных сторон.

И результат будет виден довольно быстро.

Реклама

Марш в историю


Медаль «За Крым 1854» года с планкой «Sebastopol» (Севастополь). Великобритания. Медаль была учреждена в Англии 15 декабря 1854 года задолго до окончания боевых действий в Крыму и выпущена 6 января 1855 лондонским Королевским монетным двором. Медалью награждали воевавших против России военнослужащих британской армии, королевского военно-морского флота и королевской морской пехоты, участвовавших в боевых действиях в Крыму и в осаде Севастополя во время Крымской войны 1853-1856 годов. Лента медали шириной 28 мм, светло-голубого цвета с желтыми полосами по краям, шириной 3 мм каждая.
Оригинал. Серебро. Диаметр 36 мм. Оригинальная лента.

* * *

Медаль из коллекции «Маленьких историй»

1855 год. Двумя годами ранее Российская империя вступила в войну с Османской империей, к которой год спустя присоединились Британия, Франция и даже Сардинское королевство, включавшее несколько крупных провинций современной Италии. Эта война получила название Крымской и была ознаменована многими славными битвами, включая знаменитую оборону Севастополя, но итог этой войны сложился не в пользу Российском империи. Именно в ходе этой войны впервые была озвучена британская доктрина в отношении нашей страны: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей» (Таймс, 1854 г.)

К началу 1855 года русские войска уже потерпели ряд громких поражений в Крыму, но преуспели на Дунае и в нескольких морских сражениях. Грядущий год сулил Российской империи новые испытания: объединившиеся союзники готовили нападения на Азовском море и на Балтике, уже произошли первые морские стычки на Дальнем востоке. «Социалистическое отечество в опасности!» — чуть более чем через полвека в аналогичной ситуации воскликнет В.И.Ленин. Но император Николай I, как и следует самодержцу всероссийскому, более сдержан и величественен в своём январском манифесте 1855 года:
«Мы, Николай Первый, император и самодержец Всероссийский, царь Польский, и прочая, и прочая… обращаясь с сим воззванием ко всем сословиям Государства, повелеваем: приступить ко всеобщему государственному ополчению».

В качестве основной угрозы российское командование рассматривало вероятность вторжения британо-французских войск со стороны Балтики. Поэтому центрами создания ополчения стали Новгородская и Тверская губернии.

lavvr

Во всех уездах началась активная подготовка ополченских дружин. Не стал исключением и Корчевской уезд. Из местных дворян была сформирована дружина №14, командирами которой были избраны отставные офицеры времён Александра бывший майор легкой кавалерии Кегель, отставной лейтенант флота Чагин, штабс-капитан артиллерии Голубицкий, ротмистр кавалерии Хаецкий, поручики Храповицкий, Ауэрбах (возможно, один из родственников владельца фарфорового завода), Михайлов, Генике и Костерев. Командиром Корчевского ополчения стал отставной армейский полковник Григорий Лаврентьев.

Одновременно началось и формирование рот, состоящих из рядовых ополченцев. Крестьяне и мещане Корчевы на призыв записываться в ополчение откликнулись с воодушевлением — в отличие от своих помещиков, которым совсем не хотелось отдавать в солдаты свою рабочую силу. В книге приводятся забавные случаи, когда на сборный пункт присылали в качестве кандидатов в ополченцы хромых, одноглазых, больных грыжей и глубоких стариков. Хотя были и другие ситуации, когда крестьяне буквально дрались за место в рядах ополчения. Один дворовый человек пришел к помещику и попросил отпустить его в ополчение, поскольку у него маленький брат, и нужен «кто-то, чтобы с турком справиться, пока эти молокососы подрастут». Помещик был так тронут таким проявлением патриотизма, что лично привел ополченца на сборный пункт.

Активнее всего в ополчение записывались мещане так называемых «свободных профессий» — то есть те, у кого не было постоянного заработка, и кто надеялся участием в боевых действиях поправить свои дела. «Сколько было артистов и художников!, — писал пораженный полковник Лаврентьев. — Например, пришла записываться (в ополчение) целая волость сапожников, развязных и размашистых, хоть сейчас в барабанщики! А еще пришла артель красильщиков, у которых, при северной белизне тела, лапы были поистине негритянские, в синьке и саже. Маляры и чеканщики, штукатуры и канительщики, ткачи и горшечники». Одним словом, недостатка в желающих встать в ряды ополчения жителей Корчевы не было.

Разумеется, жены и матери ополченцев вовсе не рады были тому, что их мужья и дети покидают родные дома. Поэтому в квартирной комиссии, занимавшейся обустройством ополчения, постоянно наблюдали трогательные сцены, когда новые ратники принимают присягу, а чуть поодаль всхлипывают и бьют земные поклоны их родственницы. Зато власти Корчевы показали себя во всей красе: городской голова купец Шестов за свой счет устроил ополченцам роскошный праздник: на главной городской площади четыре стола была уставлены закусками, в толпе бесплатно раздавали булки и копченых рыб. Новые ратники получали бесплатную порцию вина. Во время раздачи алкоголя случались неприятные инциденты, когда «к чарке» пытались на халяву прорваться разные штатские, ополченцами не являющиеся. Таких выкидывали из строя, предварительно, как пишется в книге, «угостив по мордасам».

Корчевские купцы раскошелились и на покупку обмундирования для ополченцев, хотя здесь тоже не все проходило гладко. Один купец, который должен был доставить шинели и кафтаны для ополченцев, так сильно нагрузил ими лодку, что она перевернулась посреди Волги неподалеку от Корчевы. Другой пытался всучить ополченцам кафтаны из «моченого сукна», то есть предварительно обрызгивал одежду водой, чтобы она выглядела более товарной. Но приемку одежды и обуви вели такие же купцы, которые моментально раскусывали мошенников.

korch1Если с одеждой вопрос решить удалось, то с вооружением было сложнее. Чем вооружать почти 800 человек — было решительно непонятно, тем более что всё свободное оружие уже было отправлено из уезда в Крым, где вовсю шли боевые действия. Выручил прапорщик Кожин, который на собственные средства выписал из Швейцарии сто штуцеров, а позже ополчение вооружили кремниевыми ружьями производства Тульского оружейного завода — теми самыми, которые лесковский Левша заклинал «кирпичом не чистить».

В конце концов корчевское ополчение было готово пройти главный экзамен — инспекционный смотр, по итогам которого принималось решение о боеспособности ополченской дружины. Смотр состоялся на главной площади Корчевы 20 мая, а проводить его приехал адьютант военного министра граф Строганов. Он высоко оценил боевые качества, выправку и обеспечение корчевского ополчения, и спустя несколько дней в Корчеву прибыло дружинное знамя ополчения. Герб Корчевского ополчения придумал один из офицеров команды – к сожалению, в книге не говорится, кто именно.

Но вот всё готово к походу, и 14 июня команда №14 должна была выступить из Корчевы. Накануне ополченцам корчевские купцы вновь устроили роскошные проводы. Купец Куренков за свой счет накрыл такой стол, что полковник Лаврентьев изумленно отметил: «Пир дошел до таких гастрономических изысканностей, что поев несколько блюд сытного обеда, ратники угощались пирожными и пряниками!». Обед устроили под окнами дома Куренкова, накрытые столы стояли в тени искусственных аллей. После обеда Куренков вручил каждому ополченцу серебряный крестик «с прибавлением денег на покупку снурка».

Когда корчевское ополчение выступило из города, следом за ними двинулись сотни женщин, провожающих своих мужчин. «На первых верстах похода, — писал Лаврентьев. – обнаружилась масса провожающих, которая ужаснула своей огромностью. Тут были не одни жены, нет! Пришли целыми семьями и деревнями со всеми обитателями: старики отцы и матери, жены и ребятишки обоих полов и всех возрастов». Лаврентьев распорядился отправить в Корчеву всех женщин, сопровождавших походную колонну, оставив только четырех штатных прачек.

Корчевские ополченцы должны были идти в крепость Динсбург недалеко от нынешней Риги. Когда дружина проходила через города Тверской губернии, их встречали ликующие толпы, бросали цветы – все приветствовали героев ополчения, идущих защищать Отечество. До Динсбурга корчевское ополчение шло пешком полтора месяца, потеряв за это время больными четырех человек. В самом Динсбурге уже было множество других ополченских дружин. Корчевитянам была поручена караульная служба и патрулирование улиц. Каждый день они ждали отправки в Крым, «в баталию», но команды не было – в Крыму воевала кадровая армия, а ополченцев держали в резерве.

Так прошло несколько месяцев, прошла зима, и только весной 1856 года корчевская команда получила приказ выдвигаться. Теперь их разместили в местечке Креславль, откуда, по точным сведениям, они должны были вскорости отправиться к театру военных действий.

И тут… «Прошла часть Великого Поста, когда стали смутно носиться в народе слухи о завершении войны, — писал Лаврентьев. – Ополчение продолжало свои воинские занятия, не обращая на слухи внимания, а ратники даже принимали слухи за личное оскорбление или умышленную насмешку. Они так сжились с мыслью о призвании на кровавую жертву, что мир без их участия в драке казался им невозможным». Однако слухи оказались верными: в мае перед строем всех ополченских дружин огласили манифест нового императора Александра Второго о завершении войны. «Ныне обстоятельства переменились, — говорилось в манифесте. – Мир с воевавшими против нас державами заключен в Париже, и за сим для охранения государства уже не нужно чрезвычайное ополчение». Царь повелел немедленно отпустить всех ратников по домам: «да возвратятся сии храбрые ратники государственного ополчения в недра семей своих, да наслаждаются они мирной жизнью и драгоценными свидетельствами совести, что ими исполнен священный долг верных сынов России».

Отдельное обращение к ополченцам Новгородской и Тверской губерний опубликовал генерал-адъютант граф Суворов-Рымникский, командующий ополченскими силами России. Это прочувствованное обращение даже сегодня, спустя 160 лет, невозможно читать без волнения: «Признательно вам будет дворянство, признательно за ваши неусыпные труды и старания, когда быв оторваны от сохи и других мирных занятий, вы на самое короткое время сомкнули стройные ряды и поняли боевые свои обязанности. Вы свято исполнили долг свой и не менее святой долг для меня – благодарить вас за службу. Прощайте же, бывшие ратные товарищи и хранит вас Господь!».

Конечно, разочарование от того, что не удалось «поучаствовать в драке» не могло пересилить радости от скорого возвращения домой. Всего за несколько недель спешным маршем корчевские ратники дошли до Новгорода, где их уже ждала целая флотилия судов, обязанных доставить по Волге в Корчеву. Когда ратники увидели родные кресты корчевских храмов, многие заплакали, а потом все ратники и офицеры встали на колени.

Поход корчевского ополчения закончился. Офицеры ополчения получили награды, каждому из них предводитель корчевского дворянства граф Николай Толстой подарил памятный адрес. Впоследствии на доме купца Куренкова – того самого, который подарил каждому ополченцу серебряный крест – появилась памятная доска с надписью «Под огнем любви и верности к Царю и Отечеству в братской готовности вы приняли ополченный крест за преданных вам Корчевитян».

«Служебное поприще Корчевской Дружины Тверского ополчения – это была эпоха бедная событиями и громкими подвигами, но богатая добросовестным трудом и общим безраздельным рвением на пользу общего дела», напишет потом командир ополчения полковник Лаврентьев, который постановлением Тверского Дворянского Собрания был зачислен в дворяне Тверской губернии. 15 сентября 1856 года стало его последним «рабочим днем» — на следующий день ополчение официально расформировали, а ратники, как писали в документах того времени, были «обращены в первобытное состояние».

А спустя год полковник Лаврентьев за свой счет выпустил книгу об истории ополчения, с пометкой: «издание предназначается в пользу семейств умерших ратников и бедных города Корчевы». приписка, к слову, не лишняя: в те времена книги стоили дорого, читали их много, а потому такая благотворительность приносила реальные плоды «инвалидам» — пусть даже так и не состоявшегося похода.

Оригинал материала см. в сообществе «Конаковский уезд»

Рассказ украинца о реальном Крыме


Рассказ украинца о реальном Крыме | Русская весна

Дорогие друзья! Я уже пятый день в Крыму. Был в Ялте, Севастополе, Симферополе. Посетил ряд социальных учреждений.

Хочу Вам сказать, дорогие украинцы, что здесь выплачивается вовремя заработная плата, пенсия, социальная помощь — задержек никаких нет.

Самое главное, что меня удивило, это то, что на каждой дороге можно встретить машины с Западной Украины. Здесь они отдыхают и чувствуют себя прекрасно. Никто эти машины не сжигает. Никто не пробивает им колеса. Никто их не унижает.

Чисто случайно я встретил своего товарища из Ужгорода Тараса Любомировича (фамилию осознано не пишу).Встретились мы с ним возле кафе-бара «Интайм» в Симферополе. Он узнал меня, окликнул, и я подошел к нему.

«Привет, Алексей!»

«Привет, Тарас! Что ты здесь делаешь?»

«Собрал вещи, взял жену и двоих детей и приехал в Крым», — ответил мой товарищ.

Я задал ему вопрос: «А что же такое случилось? Ты же поддерживал Майдан. Крым для вас же плохой. Кто не скачет — тот Москаль, а российские войска массово наступают и хотят уничтожить Украину! Чего же вы сюда едете?»

Он мне отвечает: «Я не думал, что до такого все дойдет. Что будет так плохо. Ты даже не представляешь, что у нас в Ужгороде творится — какой беспредел творит „Правый Сектор”*. Стало жить гораздо сложнее — обстановка очень агрессивная.

Социальное напряжение растет. Количество грабежей и убийств резко возросло. Жить стало невыносимо. Точно так же дела обстоят и во Львове». А потом Тарас добавил: «Будь проклят тот день, когда мы поддержали Майдан!»

«Я в Крыму уже второй день, — после паузы продолжил Тарас, —  и принял решение остаться здесь.

Сегодня утром я был в Гурзуфе и не поверил своим глазам — пляжи полные. А знаешь, что люди мне говорят? „Лучше мы будем жить впроголодь, чем так как вы в Украине — нам война не нужна!”.

Я, как чистый украинец, разговариваю здесь на мове, и ни один человек меня за это не упрекнул. Люди здесь относятся с добротой и сопереживанием к тому, что происходит у нас в Украине».

Тарас оставил мне адрес, где он живет, и номер телефона, и мы договорились встретиться — на том и разошлись.

Но в Крыму много людей не только с Запада — я встречал людей из Донецка, Луганска, Одессы, Херсона и многих других городов. Практически все говорят одно и то же:  в Украине стало жить намного сложнее, а многие добавляют, что просто не знают, как дальше быть.

Я знаю одного предпринимателя, Андрея Андреевича из Херсона, с которым увиделся в Ялте. Он также бросил в Херсоне бизнес и переехал в Крым, и что же он говорит?

«В стране беззаконие, воровство, убийства. Продукцию некуда реализовывать. Ты не представляешь, на какие деньги я попал сегодня, после того, как Крыма не стало.

Сегодня я принял решение оставаться в Российском Крыму и начинать здесь новую жизнь, так как вижу здесь будущее».

Друзья, я могу привести очень много подобных примеров, а также от себя сказать «огромное спасибо» сегодняшнему крымскому руководству за то, что приняли очень многих людей из Донецка и Луганска, которые стали инвалидами.

Я лично посетил социальное учреждение в Симферополе, где инвалиды проходят курсы лечения и реабилитации, и где им уделяют огромное профессиональное и человеческое внимание, чтобы эти люди могли хотя бы немного забыть об ужасах войны.

В этом учреждении я познакомился с парнем по имени Сергей. Он был часовым мастером в Донецке, но во время обстрелов ему оторвало обе ноги. Меня удивило и вдохновило его мужество и его слова: «Я снова встану на ноги, пусть даже это будут протезы, но я снова научаюсь ходить, и буду дальше продолжать работать на благо своей Родины. После того, что я пережил, я буду помогать таким же, как я.

Здесь в Российском Крыму меня бесплатно лечат и ставят протезы. Мало того, в Крыму мне предложили работать часовым мастером.

Моя семья вся погибла. Я остался один, но благодаря доброте и теплу людей в этом центре, я твердо понимаю, что жизнь надо продолжать».

«Молодец! Держись», — сказал ему я. — Посмотри на меня, я — инвалид детства. Мне тоже тяжело, но я живу и буду жить. Думаю, если среди людей с ограниченными возможностями будет больше таких, как мы, вместе мы сможем многим помочь».

Украинцы! Хочу вам сказать — Россия нам не враг! А то, что происходит в нашей родной Украине, это самая настоящая беда. Мы сможем только тогда понять всю глубину нашего общего горя, когда научимся говорить правду друг другу. Прекратите искать внешних врагов. Прекратите верить лживым СМИ. Посмотрите вокруг себя на то, что вы делаете! Задумайтесь, ведь вы уничтожаете сами себя!

Нам немедленно нужен мир, и чтобы его достигнуть, нам необходимо срочно выгнать лживое, кровожадное, воровское и непрофессиональное руководство!

Очень надеюсь, что вы прозреете как можно быстрее, потому что если власть и дальше будет такими темпами уничтожать нашу страну, то скоро будет уже не чего спасать!

Украинский блогер Страж

*«Правый сектор» — запрещенная в РФ экстремистская организация.

Жены декабристов.


Памятник «Женам декабристов» в Иркутске


 alt=

» …следуя за своими мужьями и продолжая супружескую с ними связь, они естественно сделаются причастными к их судьбе и потеряют прежнее звание, то есть будут уже признаваемы не иначе, как женами ссыльно-каторжных…» (Из предписания иркутскому  гражданскому губернатору).


До 14 декабря 1825 г. были женаты 23 декабриста.

После приговора и исполнения казни остались вдовами жены декабристов К. Рылеева и И. Поливанова, умершего в сентябре 1826 г.11 жен последовали за своими мужьями в Сибирь, а вместе с ними еще 7 женщин: матери и сестры сосланных декабристов.


Во время венчания у алтаря люди клянутся  быть вместе в горе и радости, в бедности и богатстве, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит их. И они были верны этой клятве.


Вот имена женщин, последовавших за своими мужьями, сосланными на каторжные работы в Сибирь: Прасковья Егоровна Анненкова (Полина Гебль), Мария Николаевна Волконская, Александра Ивановна Давыдова, Александра Васильевна Ентальцева, Камилла Петровна Ивашева, Александра Григорьевна Муравьева, Елизавета Петровна Нарышкина, Анна Васильевна Розен, Екатерина Ивановна Трубецкая, Наталья Дмитриевна Фонвизина, Мария Казимировна Юшневская.


Это были очень разные женщины: по своему социальному положению и по возрасту, по характеру и по уровню образования…  Но объединяло их одно: они пожертвовали  всем ради того, чтобы быть рядом с мужьями в годы испытаний. Тюрьму, каторгу и ссылку пережили только 8 из них. После указа об амнистии  декабристов  28 августа 1856 года вместе с мужьями вернулись только пятеро (М. Волконская, П. Анненкова, Е. Нарышкина, А. Розен, Н. Фонвизина). Трое вернулись из Сибири вдовами (М. Юшневская, А. Ентальцева, А. Давыдова).  А. Муравьева, К. Ивашева, Е. Трубецкая умерли и похоронены в Сибири.


Мария Николаевна Волконская (1805-1863)

 alt=

Она была самой молодой из жен декабристов. Родилась в семье генерала Н. Раевского, героя Отечественной войны 1812 г.

По линии матери – правнучка М.В. Ломоносова. Когда Мария с разрешением на выезд в Сибирь пришла к отцу, он в гневе сказал ей: «Я тебя прокляну, если ты через год не вернешься«… И только в 1829 году, перед смертью, он назвал свою любимую дочь “самой удивительной женщиной, которую когда-либо знал”. Они обвенчались 11 января 1825 года. Сергею Волконскому было 37 лет, а Марии – 19.


Екатерина Ивановна Трубецкая (1800-1854)

 alt=

«Двумя главными центрами, около которых группировались иркутские декабристы, были семьи Трубецких и Волконских, так как они имели средства жить шире, и обе хозяйки —

Трубецкая и Волконская своим умом и образованием, а Трубецкая — и своею необыкновенною сердечностью, были как бы созданы, чтобы сплотить всех товарищей в одну дружескую колонию…», – так писал Н.А. Белоголовый, современник и друг некоторых декабристов. Екатерина Ивановна Трубецкая, урожденная Лаваль, – дочь французского эмигранта, члена Главного правления училищ, позднее — управляющего 3-й экспедицией особой канцелярии Министерства иностранных дел. Мать ее – из очень богатой семьи. Екатерина (как и ее две сестры) получила прекрасное образование, подолгу жила в Европе.


Анна Васильевна Розен (1797-1883)

 alt=

Ее отец, В.Ф. Малиновский, был  первым директором Царскосельского лицея. Лицеисты с большим уважением и любовью относились к Малиновскому, ценя его ум и доброту.

Анна получила хорошее образование, знала иностранные языки (английский и французский), много читала. С будущим мужем Андреем Евгеньевичем Розеном она познакомилась через своего брата Ивана – они оба были офицерами и участвовали в Итальянском походе.

Брак Розенов был очень счастливым, отличавшимся взаимопониманием, нежностью, родством интересов и взглядов на жизнь.


Прасковья Егоровна Анненкова (1800-1876)                                   

 alt=

Родилась в Лотарингии, в замке Шампиньи (Франция). В девичестве Жанетта Полина Гебль. Ее отец был наполеоновским офицером, награждён орденом Почётного легиона.

Она приехала в Москву в 1823 г. на работу в качестве модистки торговой фирмы «Дюманси». Магазин фирмы «Дюманси» часто посещала А.И. Анненкова, ее всегда сопровождал сын, Иван Анненков, в то время блестящий офицер и красавец. Молодые люди сразу заметили друг друга, вспыхнула любовь. Анненков был единственный наследник громадного состояния, и Полина прекрасно понимала, что его мать никогда не даст согласия на неравный брак. Несмотря на это, Анненков предлагал ей обвенчаться тайно, но Полина не дала на это согласия. 19 декабря 1825 года И. А. Анненков был арестован.


Александра Григорьевна Муравьева (1804-1832)                

 alt=

Декабристы называли Александру Муравьеву своим ангелом-хранителем. В ней действительно было что-то поэтически-возвышенное, хотя и была она простодушна и необыкновенно естественна в отношениях с людьми.

Она была дочерью действительного тайного советника Григория Ивановича Чернышева и сестрой декабриста З.Г. Чернышева. Жена Никиты Муравьева.

Когда мужа арестовали, она ждала третьего ребёнка, но решила следовать за мужем, получила разрешение 26 октября 1826 г.


Александра Ивановна Давыдова (1802-1895)

 alt=

Об этой женщине известно меньше всех. Она была дочерью губернского секретаря И.А. Потапова. Необыкновенно кроткая и милая, она была пленена раз и навсегда лейб-гусаром, весельчаком и остроумцем Василием Давыдовым. Усадьба Давыдовых в Каменке Киевской губернии была их родовым имением, с которым связаны  имена многих декабристов, Пушкина, Раевского, генерала Орлова, Чайковского. Василий Львович Давыдов, отставной полковник, участник Отечественной войны 1812 года, был  членом тайного Южного общества, председателем Каменской управы Тульчинской Думы. В его доме и жила Александра, но обвенчались они только в 1825 г., когда у них родился пятый ребенок.


Александра Васильевна Ентальцева (1783-1858)

 alt=

У нее была очень трудная судьба. Она рано лишилась родителей. Брак с декабристом А.В. Ентальцевым был для нее вторым. Герой Отечественной войны 1812 г., он был членом Союза благоденствия, а затем тайного Южного общества.

Арестован и осужден на 1 год каторжных работ и на поселение в Сибири. Александра Васильевна приехала за мужем в Читинский острог в 1827 г. Она была самой старшей из жен декабристов, ей было 44 года. Жила в доме вместе с Трубецкой и Волконской. Все это время Александра Васильевна ухаживала за мужем и была ему верна. Так продолжалось 4 года.

Когда в 1845 г. муж умер, она попросила разрешения вернуться домой, но ей было отказано, она еще 10 лет прожила в Сибири и только после амнистии переехала в Москву.

До конца жизни она сохранила связь с декабристами, и они не оставляли ее.


Елизавета Петровна Нарышкина (1802-1867)

 alt=

Она была фрейлиной Императорского двора и женой декабриста М.М. Нарышкина.

Она из прославленного дворянского рода Коновницыных. Ее отец, Петр Петрович Коновницын, – герой войны 1812 г. Он принимал участие в большинстве военных кампаний, которые вела Россия в конце XVIII – начале XIX века.

Елизавета была старшим ребенком в семье и единственной дочерью. Два ее брата тоже стали декабристами.

В 1824 г. Елизавета Петровна вышла замуж за полковника Тарутинского пехотного полка М. М. Нарышкина,  богатого и знатного светского человека. У них не было детей (дочь умерла в младенчестве), и женщина решает последовать за мужем. В письме к своей матери Елизавета Петровна написала, что поездка на каторгу к мужу необходима для ее счастья. Только тогда она обретет душевный покой. И мать благословила ее на эту судьбу.


Наталья Дмитриевна Фонвизина (1803-1869)

 alt=

Из дворянской семьи. В девичестве Апухтина.

Ее муж, генерал М.А. Фонвизин, был доставлен в Петропавловскую крепость в январе 1826 г. с царским напутствием: «Посадить, где лучше, но строго, и не давать видеться ни с кем». Отставной генерал-майор Фонвизин, член Северного общества декабристов, был осужден по IV разряду как виновный «в умысле на цареубийство согласием, в 1817 г. изъявленным, в участии в умысле бунта принятием в тайное общество членов». Местами поселения Фонвизиных были Енисейск, затем Красноярск, с 1838 г. – Тобольск.


Мария Казимировна Юшневская (1790-1863)

 alt=

Жена декабриста  А.П. Юшневского с 1812 г. Из дворянской семьи. В девичестве Круликовская.

В своем прошении следовать за мужем она пишет: «Для облегчения участи мужа моего повсюду последовать за ним хочу, для благополучия жизни моей мне больше теперь ничего не нужно, как только иметь счастье видеть его и разделить с ним все, что жестокая судьба предназначила… Прожив с ним 14 лет счастливейшей женой в свете, я хочу исполнить священнейший долг мой и разделить с ним его бедственное положение. По чувству и благодарности, какую я к нему имею, не только бы взяла охотно на себя все бедствия в мире и нищету, но охотно отдала бы жизнь мою, чтобы только облегчить участь его».

В 1844 г. внезапно умирает муж, но Юшневской не разрешено вернуться, она остается в Сибири еще на 11 лет. Вернулась она на родину вдовой и до самой смерти жила под полицейским надзором.


Камилла Петровна Ивашева (1808-1839)

 alt=

Француженка. Ее отец, Ле-Дантю, республиканец по убеждениям, бежал от Наполеона сначала в Голландию, а затем в Россию, в Симбирск. Ее мать, Мари-Сесиль, поступила гувернанткой в семью помещика Ивашева. Так произошло знакомство Камиллы и В.П. Ивашева, будущего декабриста, кавалергардского офицера, художника и музыканта. Был приговорен к 20 годам каторжных работ. Камилла решила соединить свою судьбу с ним именно в момент его состояния каторжника.

Камилла пишет императору письмо с просьбой разрешить ей выехать к Ивашеву, в письме есть такие слова: «Я люблю его почти с детства и, почувствовав со времени его несчастья, насколько его жизнь дорога для меня, дала обет разделить его горькую участь».

В июне 1831 г. она выехала в Сибирь. Но она не была женой, она боялась разочарования: в себе, в своей любви… Приехав, она остановилась у Волконской, а через неделю состоялась свадьба с Василием Ивашевым.


Памятник «Женам декабристов» в Иркутске

https://i0.wp.com/i055.radikal.ru/1505/4c/cb3307c05ece.jpg

Притча о том, как сохранить семейное счастье


Однажды молодой человек поинтересовался у мудрого человека:
— Как у вас получается сохранять семейное счастье? Вы с женой никогда не ссоритесь, все вас уважают и ходят к вам за советами. В чем секрет?

4239794_m9b4UHNwlgc (604x403, 59Kb)

Мудрец улыбнулся и окликнул свою жену. В комнату вошла улыбающаяся и красивая женщина. Кажется, она всем своим видом излучала счастье:
— Да, дорогой!
— Милая, приготовь, пожалуйста, тесто для пирога.
— Хорошо!
Она вышла и через 20 минут пришла сказать, что тесто готово.
— Добавь в него самое лучшее топленое масло из наших запасов. И все те орехи, которые мы оставили для именинного пирога нашего сына.
— Хорошо.
И снова она пришла через 10 минут, а муж сказал:
— Добавь туда и нашей дворовой глины. А потом запекай.
— Хорошо, — сказала жена.
И через полчаса в ее руках уже находился этот странный пирог.
— Конечно же, мы не будем это есть! — сказал муж. — Отдай это свиньям на улице.
— Хорошо, — сказала жена.

Гость был в шоке. Неужели такое возможно? Ни одного слова против, сделала все, что муж сказал. Даже когда он предложил абсурдную вещь.

4239794_3500502 (700x467, 114Kb)

И мужчина решил повторить эксперимент дома. Когда он вошел туда, сразу услышал смех жены. Вместе с подругами жена играла в настольную игру.
— Жена! — обратился к ней мужчина.
— Я занята! — раздраженно крикнула из спальни супруга.
— Жена!
Через 10 минут она появилась:
— Что тебе нужно?
— Поставь тесто!
— Ты с ума сошел! В доме полно еды, а мне есть чем заняться!
— Поставь тесто, я сказал!
Через полчаса жена раздраженно сообщила, что тесто готово.
— Добавь туда лучшие орехи и все топленое масло.
— Ты с ума сошел! Послезавтра свадьба моей сестры, и эти орехи нужны для пирога!
— Сделай, как я говорю!
Жена положила в тесто лишь часть орехов, а потом снова вышла к мужу.
— А теперь добавь в тесто глины!
— Ты вообще из ума выжил? Столько продуктов зря перевела?
— Добавь глины, говорю! А потом запекай.

Через час жена принесла этот пирог и бросила его на стол:
— Очень мне хочется увидеть, как ты это есть будешь!
— А я не буду это есть — отнеси пирог свиньям!
— Знаешь что, — возмутилась жена — тогда сам иди и корми своих свиней!
Хлопнула дверью и ушла в свою комнату. Еще несколько дней она смеялась над мужем при всех, рассказывая эту историю.

И тогда гость решил вернуться к мудрецу:
— Почему? Почему у тебя все получилось и твоя жена все сделала, как ты сказал, а моя закатила скандал и до сих пор смеется надо мной? — спросил он уже с порога.
— Все просто. Я не ругаюсь с ней и не командую. Я защищаю ее, и это делает ее спокойной. Моя жена — залог моего семейного благополучия.
— И что мне теперь, искать другую жену?
— Это самый простой способ, который приведет тебя к самому печальному результату. Вам с женой нужно научиться уважать друг друга. И ты как мужчина должен первым сделать все, чтобы она была счастлива.
— Да я и так для нее все делаю!
— А она счастлива? Ты счастлив? Ведь вы создали семью для того, чтобы любить друг друга, заботиться и радоваться вместе. А вместо этого ругаетесь, делите главенство и обсуждаете друг друга…

4239794_68d69dd65b7380d8f02fa5471e61dd94 (650x390, 29Kb)

В раздумье побрел мужчина домой. По пути он увидел красивый куст роз. Именно такими розами он когда-то добивался ее руки. Каждый день дарил по одной веточке роз. В любое время года… Когда же он последний раз дарил ей такие цветы? Он уже не мог вспомнить.

Он сорвал веточку и понес ее домой. Дома уже все спали. Он не хотел беспокоить жену — и просто поставил цветы у ее изголовья.

Утром его впервые за последние годы ждал завтрак. И красивая жена с сияющими глазами. Он обнял ее и нежно поцеловал, как когда-то много лет назад.

Он перестал заниматься неважными делами, больше времени стал уделять жене и старался сделать ее счастливее. Его внимание и забота, нежность и любовь возвращались к нему приумноженные во много крат. Жена перестала ходить дома «как попало», снова стала готовить для него любимые блюда, они перестали ругаться, и все наладилось…

Прошло несколько лет, и однажды в дверь его дома постучался юноша.
— Я слышал, что ваши отношения с женой — образец для других. А у меня ничего не получается. С женой все время ссоримся, она тратит все деньги, постоянно спорим… В чем секрет? Я перечитал уже столько книг, но ни одна не помогла мне…

Хозяин улыбнулся и сказал:
— Проходи, дорогой гость. Моя жена как раз собирается печь пирог…