Дарья Донцова: Как я победила рак


 Писать вы стали благодаря болезни — это правда?

— После наркоза пошли галлюцинации. Это у всех, когда вам 8 часов делают операцию. Образовалось свободное время. Лежишь в палате, ничего не делаешь. Постоянно кто-то умирает, кого-то выносят. За полгода можно сойти с ума. Чтобы отогнать страшные мысли о близкой смерти, я начала сочинять. И муж, когда я ему сказало об этом, посоветовал: «Пиши, Груня, пиши».

 Вы ушли в другое пространство?

— Нет. Я ушла в работу, чтобы отвлечься. Уж очень меня раздражало то, что происходило вокруг.

— Для этого нужна сила воли?

— Да. И для этого нужно себе сказать, что не собираешься умирать. Но мужчины тяжелее болеют, чем женщины.

 Как вы узнали о своей болезни?

— Случайно. У меня совершенно неожиданно начал расти бюст. Поскольку Господь мне дал первый размер, я всегда мечтала, что у меня когда-нибудь будет большая грудь, а она все не росла и не росла. И вдруг она стала резко увеличиваться в размере. Я обрадовалась. Показываю подруге, а она: «Немедленно к онкологу!»

В Москве профессор мне сказала: «А что ты вообще, милочка, сюда пришла, у тебя рак в последней стадии, жить тебе осталось, наверное, месяца три?»

Этого не может быть, говорила я, этого не может быть никогда.

Страха смерти я не испытывала. Но у меня трое детей, пожилые мама и тогда еще живая свекровь, у меня собаки, кошка — умирать просто невозможно…

Лучевую терапию я просто не заметила.

С химией хуже.Тебя все время тошнит.

После операции меня привезли домой, положили на диван.

Я полежала, полежала и встала, взяла сумки и отправилась на рынок за продуктами.

А куда деваться?

Если от вас отрезали какие-то куски, это еще не драма. И даже если после операции от вас убежал муж, это не трагедия. Главное — вы живы. Я знала, что не умру.

— Что вы советуете больным?

— Пожалеть себя первые два часа, потом вытереть сопли и понять, что это не конец. Придется лечиться. Рак лечится. По крайней мере, лечение продлевает жизнь.

Если тебе сказали диагноз, это не значит, что ты завтра отправишься в крематорий. Надо перестать рыдать. Подумать, что тебя здесь держит? Кого-то дети, кого-то муж, кого-то подруга, кого-то собака. Мы сами кладем себя в могилу и сами себя оттуда вытаскиваем.

Я знала, что даже если от меня останется одно ухо, муж все равно будет меня любить.

Среди нас была совсем молоденькая девушка — после операции она родила! Мы поняли, что онкология была нам дана как некая остановка — чтобы понять, куда и как идти дальше.

Если понимаешь, что жизнь не кончена, она не заканчивается.

«…Однажды тяжелую онкологическую больную спасли… кошки.

Она лежала дома, практически не вставала с кровати. У нее было три кошки. К ней ходила патронажная сестра, которая заболела. В Красном Кресте была какая-то неразбериха, и про эту больную забыли. К вечеру кошки заорали — у них кончилась еда, хозяйка поняла, что надо что-то делать.

Наутро к ней никто опять не пришел. Она на коленях и локтях доползла к холодильнику. В общем, когда через неделю про нее вспомнили, безнадежно больная мыла окно, стоя на подоконнике».

— Вы по натуре борец или стали таким человеком?

— Я как Маресьев: если мне отрежут ноги, я поползу на руках. Я всего панически боюсь. Но когда доктор сказал, что нужно отрезать грудь слева, я воскликнула: «Ой, а давайте на всякий случай отрежем и справа!»

 А если бы вы не стали писательницей, в чем бы вы черпали ваши силы? Как выводить себя из депрессии?

— Я бы стала разводить собак, я бы так построила день, чтобы мне все время было некогда. Нужно обязательно чем-то заниматься, хотя бы самозабвенно чистить пол. Не считайте себя больной. Никогда не произносите фразу: «Я умру!» Или: «Я умру, а они все меня вспомнят!» Это отнимает силы к чему-либо двигаться.

Обязательно надо что-то делать. У нашей русской женщины какая-то несчастная коллизия — она какая-то недолюбленная. И иногда единственное, что остается, любить свою болезнь. Это единственное ее счастье. Она на той ситуации отыгрывается до самого конца. Случалось, когда в палату приходили мужчины и, узнав о диагнозе, они потом бросали своих жен. Женщины рыдали и говорили: «Если бы, если бы не рак груди, он бы меня не бросил». Бросил бы! Нашел бы другую причину, по которой бы бросил. Мужчины не живут с бюстом, мужчины живут с женщиной. Можно сделать протезирование, купить себе потрясающее белье, чтобы, стоя на пляже и глядя на вас, никто никогда не догадался, что у вас чего-то не хватает.

— Пробовали ли вы нетрадиционные методы лечения?

— С болезнями, особенно с серьезными, шутить нельзя. От онкологии спасают только нож, химия, лучевая терапия.

Я пытаюсь внушить своим читателям: несмотря на тотальный негатив, все будет хорошо.

— Стоит ли обращаться к экстрасенсам?

— Ни в коем случае. Вы должны понять, что никто ничего за вас не сделает. Человек способен побеждать недуги силой духа. Нужна сильная вера в себя, которая из больного человека делает здорового. Я пошла в спортивный зал, села за тренажер, теперь я сажусь на шпагат. Я усиленно занимаюсь спортом. И я очень хорошо поняла: движение — это жизнь. Болезнь на тебя нападает, а ты ей морально кулаком в лицо дай сдачу.

 Вы сильный человек. Вы можете себя поднять с постели и отправить в тренажерный зал. Но не каждый больной на такое способен.

— Наставник нужен, но никто за вас ничего не сделает. Я за вас пообедать не смогу. У каждого человека свой путь. И болезнь помогает обрести себя.

Существует закон преодоления. Формула успеха.

 Говорят, вы пишете по несколько часов в день. Обязательно?

— Я пишу каждый день — потому что это входит в обязательную мою программу работы над собой. Если не работаю каждый день долго и упорно, то ничего не получится. Никакие деньги не помогут. Никто тебя не вытащит из ямы.

— Наставник может дать толчок?

— Он может дать толчок, когда человек в растерянности и не знает, что делать. Но когда появляется в человеке мотор, то человек может потащить целый паровоз за собой.

Я тащу женщин, больных онкологией груди. В нескольких онкологических клиниках выставлены мои библиотечки. Сережа Мазаев тащит людей, которых лечат от алкоголизма. Алена Апина советует женщинам родить ребенка вопреки всем бедам.

-Расскажите о вашей семье?

— У меня трое детей. Два взрослых сына и дочь. Один сын психолог, другой — менеджер в сфере развлекательной индустрии. Дочь учится в Лондонском университете на дизайнера.

— А как поживают ваши собаки? И сколько их сейчас?

— Три мопса и йорк. Поживают прекрасно…Мы еще и кота подобрали. Его зовут Тихон. Три дня пожил и обнаглел.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s